Leadale
Становясь океаном, сожалеют ли воды реки о своих берегах?
Амори и магия



Несколько недель назад я впервые за 2 с лишним года знакомства с ним написала его имя по-русски и вдруг осознала

Во всей долгой и сложной истории альбигойцев, катарского крестового похода и всего остального, почти что больше всех я люблю Амори де Монфора — старшего сына Симона, прекрасного воина с мягким сердцем. Из всей католической верхушки он единственный пытался отстаивать права Раймона Тулузского и Транкавеля на родовые земли, считал, что ересь — не повод зверски истреблять миллионы людей. Когда его отец ужасно нелепо погиб при осаде, он как честный котик принял на себя руководство крестовым походом и несколько лет очень старательно симулировал тяжёлую борьбу с еретиками, отступал из Лангедока и делал вид, что он плохой полководец.
Потрясающе он выписан у Елены Хаецкой в "Даме Тулузе" (да что там, там все потрясающие), и когда я читала ещё в первый раз лет в 13, у меня сложился довольно подробный образ Амори в голове и в частности, мне почему-то всегда казалось, что у него красивый глубокий низкий голос. И вот по моим хэдканонам получается, что в переселение душ верили катары, а преуспел — сын Симона де Монфора.
В моей голове уже несколько десятков зарисовок про него, больше половины навеяны, конечно, песней Канцлера Ги про Раймона Транкавеля, но..

Расскажи мне, мальчик, каково это — помнить прошлую жизнь? Каково — каждую ночь просыпаться, снова и снова слыша звук удара камня об отцовский череп? Каково посреди заутрени терять сознание, потому что голова опять взрывается воплями сжигаемых еретиков? Каково — наслаждаться каждым глотком воды и всё равно не мочь напиться, потому что навсегда с тобой два года в иссушённом песчаными ветрами Каире? Ну же, мальчик, расскажи мне.

@темы: si j'existe c'est d'etre fan, Francophonie, графомания